Category: архитектура

Челябинские адресные таблички в жизни

В этом году мы с Ильей Бирманом анонсировали стандарт адресной навигации для Челябинска. Некоторые компании захотели повесить таблички на своих зданиях, и у нас появилась возможность проверить дизайн в жизни.

Первым написал «Белый рынок», это новый фудкорт в центре города. Летом там как раз заканчивали ремонт фасадов. Они установили три однотипные таблички: номер дома и улица на одном макете. Этот формат мне нравится больше всего, наверно, потому что он самый необычный. Раз:




Collapse )

Ремонт балкона в сталинке

Пробую переделывать не только макеты, но, например, и балконы. Было:




Стало:




Хотя нет, Эмили Хендерсон не одобрила бы. Вот так:




Collapse )

Нерегулярность

В классической архитектуре всегда найдется место прекрасным нерегулярностям. Примеры из Киева.

Два подъезда одного дома, выходят на одну улицу:

IMG_9328.JPG


А это четыре окна одного подъезда:

IMG_9325.JPG


Как такое вообще можно было придумать?

Путешествие по Газетному переулку в Ростове-на-Дону

Будете в Ростове-на-Дону, прогуляйтесь по Газетному переулку вниз от Красноармейской до набережной. Это одно из самых классных мест в России. Первый раз я прошелся по этому маршруту четыре года назад, но не сделал ни одной фотки. Исправляюсь.




Collapse )

Торо об архитектуре

Торо в книге «Уолден, или Жизнь в лесу» пишет, откуда берется архитектурная красота: «изнутри, из нужд и характера обитателей, которые одни только и являются подлинными строителями». То же самое можно сказать и об архитектурном уродстве. Все наши панельные районы, офисные здания и торговые центры — не чья-то злая воля, а всего лишь отражение нашего жалкого образа жизни и жалких представлений о прекрасном. Видимо, мы пока не заслужили лучшей архитектуры, не доросли до нее.

Цитата целиком:

…У нас есть так называемые архитекторы, и я слыхал об одном, который словно величайшее откровение выдвинул мысль, что архитектурные украшения должны исходить из некоего смысла, быть необходимы и только поэтому прекрасны. Все это, может быть и хорошо с его точки зрения, но лишь немногим лучше обычного дилетантства. Этот сентиментальный реформатор архитектуры начал с карниза, а не с фундамента. Он заботится лишь о том, чтобы вложить в украшение некий смысл, как в конфету вкладывают миндаль или тминное зернышко, — хотя я нахожу, что миндаль полезнее без сахара, — вместо того, чтобы учить обитателей правдиво строить внутри и снаружи, а украшения сами приложатся. Неужели хоть один разумный человек полагает, что украшения — это нечто внешнее и поверхностное; что черепаха получила свой пятнистый панцирь, а устрица — перламутровые отливы своей раковины посредством такого же договора с подрядчиком, как жители Бродвея — свою церковь Троицы? Но человек так же не властен над архитектурным стилем своего дома, как черепаха над строением своего панциря; и солдату ни к чему расписывать свое знамя всеми цветами своей доблести. Противник все равно обнаружит истину. В час испытания солдат может побледнеть. Мне кажется, что этот архитекторе оперся о карниз и робким шепотом сообщает свою полуправду грубым жильцам, которые знают ее лучше, чем он.

Вся архитектурная красота, какую я сейчас вижу, постепенно выросла изнутри, из нужд и характера обитателей, которые одни только и являются подлинными строителями; из некоей бессознательной правдивости и благородства, не помышлявшего о внешнем; и всякой подобной красоте, которой еще суждено родиться, будет предшествовать бессознательная красота самой жизни.


Наиболее интересными по архитектуре строениями в нашей стране, как известно художникам, являются скромные и непритязательные бревенчатые хижины бедняков; именно жизнь их обитателей, которым они служат скорлупой, а не одни лишь внешние особенности, делают их живописными; столь же интересен будет и пригородный коттедж горожанина, когда жизнь его станет так же проста, и ее так же приятно будет себе вообразить, а в облике его жилища не будет никакой погони за эффектом. Большая часть архитектурных украшений пуста в буквальном смысле этого слова, и осенний ветер мог бы сорвать их как заемные перья, без ущерба для самого здания. У кого в погребе нет маслин и вина, тот может обойтись без архитектуры. Что было бы, если бы столько же украшений требовалось в литературе, и архитекторы наших библий уделяли бы столько же внимания карнизам, сколько строители церквей? Так вот и создаются беллетристика, изящные искусства и их служители. Что за дело человеку до того, какой наклон придан доскам над его головой или под ногами и в какие цвета окрашен его коттедж? Если бы он сам клал эти доски или красил их, это еще имело бы какой-то смысл, но когда от них отлетает дух их обитателя, это все равно, что сколачивать гроб, — это могильная архитектура, и сказать «плотник» — все равно, что сказать «гробовщик».

Троечка ссылок — 31

Сегодня три ссылки под общим заголовком «Это просто невероятно». А вернее так: «Просто невероятно, что это произошло в России».

1. Кирилл Юданов отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге.

2. Протей Темен создал космическую коллекцию ювелирных украшений.

3. Михаил Капанага представил, как могла бы выглядеть библия, если бы ее верстали в наше время.

Архитектура и верстка

Архитекторам хочется дать такой же совет, какой я даю верстальщикам: не умеете делать круто, стройте ровные, аккуратные прямоугольнички. За прямоугольничек не будет стыдно: он простой и привычный. А за торговый центр «Европейский» на Киевской в Москве стыдно со всех сторон:

Торговый центр «Европейский» на Киевской


Торговый центр «Европейский» на Киевской

Вывески на небоскребе Ченина

Оригинал взят у iskander_m в Вывески на небоскребе Ченина
На здании в стиле ар-деко вывески сделаны из букв похожего по стилю шрифта. Не вешать же настоящий логотип GNC поверх такой красоты.

IMG_0543


Другие вывески на том же здании.

IMG_0546


Этому кафе, похоже, повезло. Стиль вполне совпал.

IMG_0548

Неоклассицизм в архитектуре Челябинска

Управление ЮУЖД на пл. Революции (1942, архитектор Б. С. Помпеев).
Управление ЮУЖД
П. А. Володин в книге «Челябинск» (серия «Архитектура городов СССР», 1950) пишет: «В поисках художественного единства центрального ансамбля площади Революции, вероятно, потребуется реконструировать дом управления железной дороги. Этому зданию… был придан на всю его высоту архитектурный ордер. В центре главного фасада имеется восьмиколонный портик, по бокам сделаны крепованные выступы (ризалиты) с полуколоннами того же архитектурного ордера.
Портик и ризалиты, трактованные здесь преимущественно как декоративно-изобразительные средства, находятся в явном противоречии с монотонной метрической решеткой оконных проемов и простенков.
Основанием ордера служат два нижних этажа здания, обработанные под расшивку швов рустами весьма невыразительного трафаретного рисунка. Архитектура дома управления железной дороги с его робко выдвинутым портиком слабо взаимодействует с огромным пространством площади».


Collapse )